"Мало тільки здобути демократію, потрібно її утримати": Генерал Гордійчук відверто розповів про війну та власне життя

Легендарному генералу та Герою України 12 листопада виповнилося 45 років.
Фото: Цензор.НЕТ."Лікарі рекомендували Ігорю Володимировичу якомога рідше згадувати, через яке пекло він пройшов. До того ж багатьох подробиць жаркого у всіх сенсах серпня 2014 року через наслідків важкого поранення він і так не пам'ятає. 30 серпня «Сутінок» (позивний Гордійчука) привезли в Дніпропетровську обласну лікарню імені Мечникова як «двохсотого». Але перед відправкою в морг раптом помітили, що у нього прощупується пульс. Гордійчук переніс три операції на голові, кому, зараження крові", - передають Патріоти України з посиланням на "ФАКТИ".

"Звание Героя Украины «за исключительное мужество и героизм, проявленные при защите государственного суверенитета и территориальной целостности Украины, верность военной присяге» Игорю Гордийчуку присвоили в октябре 2014 года. Он тогда находился в реанимации.

А до этого были бои за Саур-Могилу. 7 августа 2014 года после победного штурма над стратегической высотой реял украинский флаг. Спустя несколько дней полковнику Гордийчуку приказали удержать Саур-Могилу любой ценой. Оборону кургана считают одной из самых отчаянных операций украинских военных. 12 суток без сна и отдыха, на пределе человеческих возможностей, бойцы находились под шквальным огнем врага практически на открытой местности. Российские войска просто засыпали курган снарядами и ракетами, танки, снайперы, гранатометчики били прямой наводкой, все это чередовалось с атаками пехоты.

Покинули высоту герои лишь ночью 24 августа — когда получили приказ. Гордийчук, как и положено настоящему командиру, оставил позицию последним.

Выходили из окружения тяжело. Прошли по тылу противника около 60 километров и присоединились к нашим войскам под Многопольем, где попали в Иловайский котел — буквально из огня да в полымя.

29 августа решили прорываться. Полковник был ранен: крупный осколок попал в затылок. Но Игорь Владимирович, несмотря на потерю крови, пытался продолжать командовать боем. Вскоре он совсем обессилел и потерял сознание. Российские десантники взяли в плен Гордийчука и еще нескольких бойцов. Очевидцы вспоминали, что помощь ему не оказали, мол, все равно долго не протянет…

Шансы выжить были минимальными. Но Гордийчук боролся изо всех сил. У его любимой группы «Океан Ельзы» есть хит «Я не здамся без бою». Он дал бой смерти. И не только победил, но и остался в строю. 26 апреля 2016 года Игорь Гордийчук стал начальником Киевского военного лицея имени Ивана Богуна.

А начинал военную карьеру командиром мотострелкового взвода. Был начальником штаба — заместителем командира бригады, командиром полка спецназначения, первым заместителем начальника Национальной академии сухопутных войск имени Сагайдачного, начальником центра оперативного управления, заместителем начальника Главного командного центра ВСУ. В 2014 году лично возглавлял отряд спецназа, выполнявший задания глубинной разведки далеко за линией фронта.

…О том, что Игорь Владимирович — «классный мужик», я слышала не раз от его побратимов (а это дорогого стоит!) и курсантов. Генерал, ставший символом воинской доблести и отваги, бодр, подтянут, обаятелен и излучает абсолютный позитив. Беседовать с ним одно удовольствие.

— Игорь Владимирович, недавно вам первому вручили знак отличия командующего Силами специальных операций «Иду на Вы» I степени — «Вожак». Для вас награды имеют большое значение? Или важнее что-то иное?

— Обычно на повседневной форме я ношу вот эту звезду (показывает на золотую звезду Героя Украины. — Авт.). Это высшая награда страны. У меня есть государственные, ведомственные, церковные награды. Конечно, это приятно. Но я всем говорю, что меня хвалить нельзя, — не хочу заболеть звездной болезнью. Для меня самая лучшая награда — это добросовестное выполнение подчиненными своих обязанностей. Тогда я очень доволен. Це понад усе.

— Как простой сельский мальчишка решил стать военным? Вы изначально мечтали об этой стезе?

— Я родился в селе Зализница Ривненской области. Мама была представителем местной интеллигенции — возглавляла сельсовет. Каждый год мы в школе писали сочинение на тему «Кем я хочу стать» Вы, наверное, тоже писали?

— А как же!

— Так вот, я в первом классе написал, что мечтаю стать водителем (как мой крестный), во втором — фермером, в третьем — снова водителем. А в четвертом классе впервые написал: военным. Дело в том, что к нам в гости приехал с семьей родной брат мамы. Он был военным, служил в Одинцово, в Подмосковье. Дядя подарил мне игрушечный автомат на батарейках. И он даже стрелял! Тогда в магазинах таких диковинок почти не было. Я с этой игрушкой не разлучался. Даже спал с ней. После этого неизменно каждый год в сочинениях писал, что буду военным.

— Вы росли покладистым ребенком?

— У родителей были небольшие проблемы с моим воспитанием (смеется).

— Вот те раз!

— Иногда в мальчишеских компаниях попадал под негативное влияние.

— Мама не возражала против такого выбора профессии?

— Переживала, конечно. Но видела мою настойчивость. Я вообще настойчив в любом вопросе. Если есть цель, ее достигну.

— К поступлению готовились?

— В селе знали, что есть у нас один (крутит пальцем у виска), который постоянно бегает по утрам. Я в физическом плане был хорошо развит. Бегал, прыгал, играл в футбол и хоккей. Со спортом дружил всю жизнь.

— А как с учебой складывалось?

— Ниже «хорошо» никогда не было. Как говорили мои учителя: «Или «хорошо», или «очень хорошо». Так же сейчас учу своих воспитанников: «Хлопцы, вот есть минимум. Лучше — можно, хуже — нет. Ниже шести баллов быть не должно. А лучше двенадцать. А еще лучше — золотая медаль».

— Вы легко поступили?

— Основная проблема была пройти медкомиссию: нос был сломан на футболе, еще я занимался рукопашным боем, перенес несколько операций… А насчет знаний я не волновался. Потом, уже во время учебы (мой собеседник с отличием окончил Киевский институт Сухопутных войск, Национальную академию обороны Украины и Колледж сухопутных войск США. — Авт.), большинство экзаменов сдавал досрочно — автоматом.

Мне очень нравилось военное дело. Помните фильмы «Офицеры», «В зоне особого внимания»? Мы на них воспитывались.

— Кто для вас стал образцом в профессии?

— Вот его фото. Для меня номер один — это генерал-полковник Геннадий Воробьев (начальник Национального университета обороны имени Черняховского умер в феврале 2017 года на рабочем месте. — Авт.). Большая половина военной службы прошла под его руководством. Он был у меня и комбригом, и начальником штаба корпуса, и командующим корпусом. Воспитал больше сотни блестящих офицеров. С таких, как он, я и мои товарищи всегда брали пример.

— Игорь Владимирович, что вы вкладываете в понятие «офицерская честь»?

— Для военного — это понад усе. Это то, на чем держатся Вооруженные Силы. К сожалению, и среди офицеров бывают позорные случаи. Но это, как говорят, капля в море, не влияющая на общую картину.

В самый тяжелый период 2014—2015 годов практически все в армии держалось на энтузиазме. Мы выстояли благодаря чести и достоинству. Мы понимали, что никто, кроме нас, что как бы тяжело ни было, мы обязаны держать оборону и отстаивать рiдну неньку-Україну. Выбора у нас не было.

Мы быстро учились, быстро делали выводы. У нас не хватало сил и средств, опытных и мотивированных людей. Но подавляющее большинство подразделений, особенно высокомобильные десантные войска, показали мастер-класс — как надо защищать родную землю. У них и у Сил специальных операций потери были больше, чем у кого-либо. Они и добровольческие батальоны первыми приняли удар.

Слава Богу, что сейчас армия возродилась. Уверен, что Вооруженные Силы в авторитете у народа.

— У вас есть свой прогноз, когда война закончится?

— Уверен на сто процентов, что мы победим.

— Это даже не обсуждается.

— Однако нужно не просто победить, а победить с минимальными потерями. И что самое принципиальное — чтобы такое больше не повторилось. Никогда! Путинский режим не имеет права на существование, он несет угрозу человечеству.

— У вас очень красивая и преданная жена. Как вы с ней познакомились? Это была любовь с первого взгляда?

— Мы учились в одной школе. Я на два года старше. Будучи курсантом, прибыл домой в отпуск. На дискотеке Таня пригласила меня на танец. Может, я сам и не подошел бы… Так мы и познакомились. Очень просто и легко.

— Долго встречались?

— Два года. Как только получил лейтенантские погоны, сразу же приехал и предложил руку и сердце. В самом начале нам было очень тяжело: негде жить, очень маленькая зарплата. Первое место нашей службы — Изяслав Хмельницкой области. Родители жили за 120 километров. Немного помогали продуктами. Бывало, в 1994—1995 годах по три-четыре месяца вообще не платили зарплату. Новый год через час, а нам, условно говоря, выдали по пять гривен. Армия нищенствовала, а все эти олигархи, мажоры и коррупционеры в тот же период становились миллиардерами.

— Ребенок у вас уже был?

— Нет. Дочь родилась через два года. Я тогда уже более-менее на ноги встал. Мы так и не решились на второго ребенка. Мне начали предлагать должности, надо было менять гарнизоны, а это постоянная неустроенность. Бытовые проблемы полностью взяла на себя жена.

— Когда у вас появилась первая квартира?

— В Изяславе, я тогда был командиром отдельного батальона. Но в тот же год пришел вызов на поступление в Национальный университет обороны. Пришлось сдать жилье и ехать в Киев.

— Поехали с семьей или один?

— Я никогда их не оставлял. Это особенность нашей семьи — мы всегда вместе. Как бы тяжело ни было, все бросали и ехали — куда рiдна ненька-Україна отправляла.

Моя жена молодец. Прошла все жизненные испытания на отлично.

— Она на вас таким взглядом всегда смотрит…

— Да (улыбается). Это мой ангел-хранитель.

— О чем сегодня мечтает молодой генерал?

— Стратегическая цель — чтобы война как можно скорее закончилась победой. Это принципиально. Мы это обещали на Майдане.

— А после победы?

— Работы непочатый край. Сейчас все настолько быстро развивается. Кто мог представить пять лет назад беспилотники, диверсии и кибератаки? Нам надо сделать все, чтобы террористические акты стали невозможными. Вы понимаете, что мы имеем дело не с одиночкой-террористом, а с многомиллионной государственной террористической машиной?

Цивилизованные страны тратят деньги на науку, образование, медицину, а в России народ работает на обогащение кучки людей. В этом принципиальная разница. Я учился в Штатах, Канаде, Германии. Там власть делает то, что скажет народ. Как бы Трамп ни симпатизировал Путину, есть еще Конгресс, Сенат, комитеты — там столько «предохранителей»: «Дорогой, народ говорит идти туда, свет там. Не вздумай свернуть». Вправо-влево — предупреждение и желтая карточка, не понял — импичмент и до свидания.

У нас должно быть так же. И пора уже ликвидировать эту коррупционную заразу. Но мы ее одолеем. Вы, медиа, должны помогать в этом.

— Надо еще с пропагандой что-то делать. Кремль явно опережает нас.

— Вам, СМИ, — зеленый свет. Мы поддержим. Скажите, что от нас надо. Например, в нашем лицее, где имею честь быть начальником, создали свой сайт, свою отдельную страничку в «Фейсбуке». Мы отчитываемся перед вами, перед родителями ребят, перед народом Украины, что делаем каждый день: вчера, сегодня, что будем делать завтра и послезавтра. И подаем пример добросовестного служения Отечеству. Я говорю всем: «Не хочу быть популистом. Я военный, не политик. Они наврут, наобещают, а кто это будет выполнять?»

Но надо понимать, что результат нашей совместной работы появится не за день, не за два и не за три. Но будет стопроцентно, с гарантией.

Мы, слава Богу и благодаря украинскому народу, живем в свободной стране. Цензуры нет. В отличие от империи зла, мы за инакомыслие людей не преследуем. Каждый имеет право на свое мнение.

— Иногда кажется, что еще один шаг — и кровь прольется.

— Нет. Провокации могут быть, но что-то большее — однозначно нет. Как бы они ни хотели, кто бы им деньги ни давал — Кремль или наши олигархи, — они не смогут набрать критическую массу. Не переживайте.

Мало обрести демократию, нужно ее удержать. Я своим воспитанникам говорю: «Сынок, ты получил лучший результат. Но теперь необходимо его удержать. Ты постоянно должен держать марку, работать над собой каждый день, круглосуточно».

— Что интересует ваших подчиненных и воспитанников, когда вы с ними говорите о войне?

— Я нечасто об этом рассказываю. Говорю им: «Подскажу, что почитать, с кем пообщаться». Если конкретно спросят, даю ответ. Ввел практику приглашения в лицей ребят с передовой: «Приходите, открывайте двери в любой класс и просто разговаривайте».

— Как будете юбилей встречать? В кругу семьи, с побратимами, с подчиненными?

— Нет. Дома, с семьей. Я сейчас больше люблю тихую спокойную жизнь…"

Опублікував: Олександр Смаглюк
Інформація, котра опублікована на цій сторінці не має стосунку до редакції порталу patrioty.org.ua, всі права та відповідальність стосуються фізичних та юридичних осіб, котрі її оприлюднили.

Інші публікації автора

"Гроші з квитків на фільм «Кіборги» підуть на допомогу родинам загиблих": Сеітаблаєв планує благородну справу

середа, 22 листопад 2017, 8:56

Команда фільму і фонд «Повернись живим» розпочинають соціальну ініціативу #ЯНебайдужий. "В житті кожної людини трапляються такі події після яких життя змінюється назавжди", - пише на своїй сторінці у Фейсбук Ахтем Сеітаблаєв, передають Патріоти України...

"60 тисяч євро за переїзд в село": Мешканці швейцарського поселення заманюють потенційних односельчан

середа, 22 листопад 2017, 8:45

Більше половини жителів села підтримали пропозицію і тепер за неї повинні проголосувати 30 листопада. В последние годы количество жителей села Альбинен, которое расположено над долиной Роны на высоте 1 300 метров над уровнем моря, постоянно уменьшается...